Previous Entry Share Next Entry
Животное
mihtimak
(статья из "Словаря" Александра Гарриевича Круглова (Москва, "Гнозис", 1994; со "Значениями" (З) и "Соображениями" (С))
З1. Живое, обладающее "я", - осознающее (чувствующее, ощущающее) собственное существование.
(Осознание - такой способ ощущения: ощущение урока, вынесенного из ощущений, или ощущение не реальностей только, а и связанных с ними возможностей. Так что в своей основе сознание и ощущение одно и то же; это подтверждается и словоупотреблением - "потерял сознание", "в сознании".)

С1. Животное не только не род автомата, как полагали ещё пару веков назад, но и не род растения, как, похоже, полагают сейчас (живое, но якобы не обладающее "я"). Зверь, как и мы, "хочет", "боится", "страдает", "любит", - личное местоимение предполагается; он - его "я". Зверь себя ощущает, - ощущает "я", - а не ощущал бы, так и не хотел бы, не любил, не страдал...
(Что с того, - скажут, - что "я" зверя проявляется так же, как и наше; ведь это может быть только видимостью? - А то, что принципиальная неразличимость и есть тождество. "Когда нечто выглядит, как утка, ходит, как утка, крякает, как утка и так далее, я называю это уткой." Если же доказательством бытия "я" можно считать лишь непосредственное чувство обладания им, тогда каждый из нас вправе не признавать его и в других людях; и то сказать, что многие будто и не признают...)
Скорее, следует подумать, нет ли "я" у растения. Раз оно, сохраняя себя, реагирует на воздействия (иначе не было б и живым), почём мы можем знать, что оно этих воздействий не ощущает? - У него нет нервной системы; нечем ему за себя бояться, нечем страдать... Но, может быть, единственное чувство, которым оно обладает - и есть его "я"?..
С2. Законченный натуралист представлял бы переход от растительной жизни к животной, другими словами, возникновение "я" - как механизм, вернейшим способом обеспечивающий адекватную самосохранительную реакцию живого на его внешнее окружение. Новая ступень независимости жизни от определённой среды породила этот фокус, "я", - пункт, в котором непрерывно вершится процесс самоотождествления.
Чувства, наличием коих очевиднее всего отличается животное от растения, и есть этот процесс отождествления себя с собою: фиксации изменений во мне, в которых, однако, я себя сохраняю. "Я" - воля к такому сохранению; это компонент всякого моего чувства, точка отсчёта изменений во мне: "я - увидел", "я - полюбил"...
С3. "Я" животного (и в том числе человека) есть воля к самосохранению, составляющая признак вообще живого и следовательно растений также, но действующая и в испытываемых животным чувствах, которых у растений нет. Общая воля всего живого к самосохранению, проявляемая во внутреннем мире особи.
С4. Полная исчерпываемость духа требованиями природы означала бы, по выполнении особью жизненных задач, полное приятие смерти. Но этого нет не только у человека, но и у животных. Да мы так и не думаем. Если бы мы действительно верили, что сознание животного целиком на службе у его телесной природы и ни в чем её не превосходит, мы не испытывали бы такой острой жалости к нему, когда оно умирает.
С5. Если только не тупость, то подспудно чувствуемая вина перед животными заставляет нас воображать, что их чувства, их страдания - совсем не то, что наши; "только инстинкты!".
С6. (Что говорить о животных - своё собственное поведение люди со странным пафосом объясняют голыми инстинктами. Скажем, за способностью привязываться к чужим детям принято заподозривать тоску по отсутствующим своим: человечность непонятна, понятней родительский инстинкт. Или, скажем, бережное отношение к культурному наследству чуть не каждый осмыслит, как такое проявление традиционализма или патриотизма, инстинкта коллективистского: само по себе, предполагается, ничто не может быть ценно и ничего не жалко, другое дело - привычное или "наше"...)
С7. ...Не слишком ещё живые люди мало верят, что животные - живые. Чем меньше в человеке человека, тем глубже ему представляется пропасть между ним и животным, - не наоборот. Он судит по формальным признакам, а признак главный - одушевлённость - чтобы заметить в другом, надо ещё достаточно развить в себе.
С8. Мозг - только компьютер, которым оснащена душа; смотрю на своего пса - особенно, когда он на меня смотрит - и вдруг остро чувствую: душа у него такая же, как моя, только компьютер ещё примитивный; это беда его, не вина, не недостаток...
С9. Почему мы так ценим свой разум? Тревог от него много, а на утешение его далеко не хватает. И всё же...
В чём причина нашей любви к животным? В том, что даже если этому животному сейчас ничего не грозит, в эту любовь входит жалость, - а почему?.. Потому что оно не может столько, сколько мы, понимать?..
С10. Животные - это души, которые понимают всё, но ничего не предвидят, - и потому уже то ли в раю, то ли в аду...
С11. "Животное умнее человека" - говорят иногда. Конечно, - наше собственное животное начало сильно деградировало, и в инстинктах мы глупее. Кроме того, если понимать глупость как такой порок, при котором разум держат в загоне - ясно, глупость есть нечто сугубо человеческое. "Животное лучше человека." - Даже безусловно: оно невинно.
С12. "Не ведает, что творит": животному это простительно...
С13. Наши лучшие душевные качества свойственны и животным: любовь, подлинная жертвенность... Нельзя даже сказать, чтобы у животных не было совести. Они не рефлексируют - и потому совесть распадается у них на свои составляющие: жалость (которая есть), долг (который есть); да, собственно, способны они и к ощущению вины.
Что же касается идеалов... Если осмыслить такое явление, как стадность... но не будем об этом.
С14. Если человек и отличается от животного качественно, то - прямо по Гегелю - это такие качественные различия, которые родились из чисто количественных.
С15. ...Существа страдающие и любящие. И этого мало?..

?

Log in